JAZZ NOTES: beautiful life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » JAZZ NOTES: beautiful life » Лучшие моменты » Искусство войны; [12.05.1920]


Искусство войны; [12.05.1920]

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Искусство войны.

http://s7.uploads.ru/yJAv5.gif

http://s2.uploads.ru/jml24.gif

1. Время и место: 12.05.1920 г.Соединенные штаты, Нью-Йорк, квартира мисс Нордстром, ранее утро;
2. Участники: Джейн Нордстром и Джон Сандерс;
3. Краткое описание эпизода:
- Будь осторожен, друг. Женщина беспричинно в разведку не попадает, а тем более добровольно. Такие шпионы и есть самые опасные. - Широкоплечий мужчина с грустной ухмылкой протянул руку другу и, в который раз, напомнил о том, чтобы тот был готов ко всему.
- Судя по её росту и комплекции, молись, чтобы меня не приняли за любителя малолетних. - Улыбнулся Джон и крепче стиснул дело некой Джейн Нордстром.

Отредактировано Jane Nordstrom (2015-09-07 17:48:11)

+4

2

Мрак медленно опускался на вечерний Петербург. Удивительно как шумно было возле причала, в то время как в других частях города, едва ли можно было отыскать хотя бы одну живую душу, кроме, конечно же, законченных пьянчуг и доступных девиц. Недалеко от маленькой палатки с пирогами, давно ставшими холодными, с протянутой рукой ошивался грязный мальчонка. Стоило только кому-то пройти мимо него, тот сразу же менялся в лице и устраивал настоящий спектакль. Каждый раз его история была все более душещипательна, если в самом начале представления маленький попрошайка был выращен несчастной матушкой без средств на существования, то спустя какое-то время он уже был жертвой военных действий, потерявшей каждого члена семьи в жестокой борьбе между солдатами.
Мужчина, наблюдающий за действиями мальчишки усмехнулся, а вместе с тем закинул ногу на ногу. Его руки были сложены в крепкий крест на груди, а губы, лишь на мгновенье были расслаблены для ничем непримечательной ухмылки, теперь на том же месте покоилась прямая линия, свидетельствующая о крайней сдержанности наблюдающего.  Скамейка на которой расположился незнакомец выглядела изрядно потрепанной сезонами. Краска на ней уже почти слезла, а деревянные балки, из которых было смастерено это приспособление для отдыха, местами уже почти достали до земли. Так или иначе неустойчивый предмет мебели, стал сегодня временным пристанищем для крупного, русого мужчины. И, несмотря на то, что рост его достигал чуть ли не двух метров в высоту, а телосложение говорило о не менее внушительном весе, скамейка все же не собиралась подводить его.
Громкий женский голос объявил о посадке на пароход. Мужчина взглянул на белоснежный билет в своей руке. Похоже, это был его рейс, так как спустя минуту он приподнялся. Рядом с ним  все это покоился темный чемодан с серебряными застежками с одного бока, выглядел он так, будто гражданин собирался уезжать на порядочное время, таким большим он был. Но не смотря на размеры, мужчина поднял его так легко и непринужденно, будто это был не огромный чемодан, а его собственная рука. Оглядевшись, будто кто-то должен был его проводить, но так и не дождавшись проводов, незнакомец двинулся по направлению к женщине у подъема на пароход.
В то время как контролер проверяла билеты у заступающих на судно, ее то и дело перекрикивали чайки, которые парили недалеко от причала. Из-за этого даме приходилось чуть ли не переходить на крик, отчего та выглядела как первоклассная истеричка.
- Проходите, - учтиво произнесла женщина в форме. Казалось будто, она на мгновенье стала выглядеть более мирно, а взбешенный взгляд сменился на кокетливую улыбку. В ответ мужчина лишь кивнул ей, и попытался изобразить некое подобие натянутой улыбки, что вышло весьма сомнительно. 

Его пробудил тяжелый гудок парохода, который спросонья показался чем-то дьявольским. Несмотря на то, что это было уже сороковое утро на судне, мужчине так и не удалось привыкнуть к специфике жизни в водной стихии. К счастью, он не страдал морской болезнью, и без каких-либо проблем переживал долгое время пути. Он уже успел перечитать с десяток книжек, которые смог получить в небольшой библиотеке на нижнем этаже парохода. Большинство же других пассажиров проводили свое время в наиболее яркой обстановке. Они танцевали, пели, выпивали и, что греха таить, практически каждый вечер проигрывали и выигрывали деньги в местном казино. Подобное времяпрепровождение претило высокому мужчине. Тем более, что развлечения в малознакомом обществе были для него сродни пытке.
Судно прибыло на день позже намеченной даты, но на удивление ни один из пассажиров не счел подобное достойным их внимания. Они сочли это еще одним лишним днем, чтобы продолжить безудержное веселье. И только мужчина в плотном черном костюме, сложив вещи в свой темный чемодан отправился в утренний Нью-Йорк полный недовольства. 
Оказалось, что поймать машину в столь ранний час в этом городе оказалось задачей крайне простой, в отличии от ситуации в Петербурге. Незнакомец четко проговорил адрес водителю, после чего тот, одобрительно кивнув, выжал педаль газа, и автомобиль повез двух мужчин к месту назначения.

Незнакомцу не нравилась атмосфера этого города, он понял это сразу же как ступил на чужую землю. Все здесь было пропитано красками, шумом, и чем-то, что не поддавалось пониманию русского человека. Однако, район, в которой ему необходимо было прибыть оказался весьма сносным для проживания.
Ему не составило проблем найти нужную квартиру под номером 18. Первая цифра была перевернута, похоже, один из гвоздей, на которых были закреплены символы отвалился, из-за чего и произошел неприятный казус. Мужчина попытался поискать мелкую деталь, чтобы исправить это упущение, но поиски были тщетны, поэтому он просто постучался в глухую дверь, в ожидании неприятной встречи.

Отредактировано John Sanders (2015-09-08 18:01:24)

+3

3

Своими наивными, привыкшими к разнообразному пейзажу перед глазами, Джейн увидела полнейшее безумие и фантастическую круговерть Нью-Йорка с его миллионами и миллионами, вечно суетящимися из-за доллара среди себе подобных. Безумная мечта: хватать, брать, давать, вздыхать, умирать — только ради того, чтобы быть погребенным на ужасных городах-кладбищах за пределами Лонг-Айленд-сити. Этот город был прекрасен для бездушных провинциалов, но девушку из хорошей и благочестивой английской семьи, он мало чем привлекал. Один из плюсов жизни в Нью-Йорке в том, что не нужно подслащивать свои чувства. Но значит ли это, что люди и вовсе научились обходиться без сахара? Здесь они не ищут ничего, кроме капитала. А готовы ли они заменить все суррогатом? Молчание вместо лирических песен, ирония вместо стихов — немудрено, что  настоящие чувства у тамошних жителей неизменно стоит на отметке нуля. Они просто не в состоянии переварить что-то еще, помимо своих амбиций и несбывшихся надежд. Могут ли они научиться понимать романтику, улыбаться тем, кто этого действительно заслуживает  или у них у всех уже выработался неистребимый иммунитет? Весь этот вечерний галдеж неимоверно раздражал. Девушка медлительно таскалась по квартире из стороны в сторону, вспоминая урывки прошедшего дня. Еще одна ссора с начальством, отмывание денег и бахвальство мужчин, работающих вместе с ней, сводили Джейн с ума. Ей надоело терпеть издевательства со стороны работников мастерской, только потому, что она какая-то там женщина! Неравное положение мужчины и женщины в обществе есть результат подчинения женщины грубой мужской силе, а вовсе не предписание природы. Наверно, именно поэтому она не любила в этом городе все: начиная от булочной за углом, где каждое утро продавец справлялся о её положении как незамужней дамы; заканчивая блестящими дамскими шляпками, что проскальзывали под окнами её небольшой квартиры, расположенной прямо напротив малого драмтеатра. Она стала откровенно уставать от всех этих людей, что не могли воспользоваться своей головой, чтобы понять, насколько они жалки в своих попытках стать лучше. Как женщины потакали своему мужчине, не взирая на их слабость и тугодумие; как кормильцы семей прогибались под каждого, в надежде на то, что новый хозяин будет более милостив. Вздор. 
“Я озолочусь, когда открою свой ресторан в Нью-Йорке!” - воскликнул молодой человек, которого Джейн неделю назад встретила в театре и разговорилась с ним. Она смотрела лучезарные и теплые карие глаза, и отчетливо понимала, что этот мужчина не более чем пустышка, которая, не имея достаточно объективизма и извилин, не может понять всей несправедливости мира. Он был опьянен походом в такое изысканное, по его мнению, заведение. А это всего лишь второсортная сцена, где каждый третий актер либо заложил за ворот за двадцать минут до выхода, либо был не востребован в более достойных мюзик-холлах. Такие знакомства приводили в уныние уже повзрослевшую и скептичную Джейн. Знал бы этот парень, каково работать в Нью-Йорке на самом деле. Особенно, если ты единственная женщина в мужском коллективе.
Эта дурная мысль о скандале в мастерской не давала ей покоя весь вечер. Девушка пыталась спасаться аргументами, чтением, дремой или разгадываем кроссвордов. И вот, когда она вновь заснула на своем потрепанном диване, так и не добравшись до кровати, девичье личико наконец обрело спокойствие.

Утро — это самый важный ритуал. Первая недовольная мина, первая чашка чая, порция гренок, свежая газета. Молочная пелена тумана на улицах, редкие машины и рассвет — осторожный и неторопливый, словно пробирающийся в город вражеский лазутчик. Наверное, если бы не эта торжествующая тишина за окном, то Джейн бы окончательно расклеилась, не представляя себе, как жить дальше. Лишившись возможности отдавать всю себя работе в разведке, девушка совершенно не знала чем себя занять, настолько она привыкла к режиму строгой секретности и тяжеленному грузу обязательств. По своему обыкновению, Норд (так иногда её называли на работе) пробудившись и накинув на себя халат, сразу пошла в душ. Приведя себя в порядок, девушка поставила чайник и сделала себе легкий завтрак, который то и дело манил своим ароматом и аппетитнейшим видом. Как только все необходимое, для первого приема пищи, стояло на столе, бывшая разведчица соизволила вспомнить о том, что ей следовало спуститься на почту и забрать посылку, которая должна была прийти на её адрес вчера вечером - запчасти из Франции, для автомобиля графа Роунского.
Тот час позабыв о завтраке, девушка нырнула в пустой подъезд и быстрым, почти строевым шагом, по привычке, преодолела все ступеньки. На улице же, она старалась вести себя как леди, немного покачивая бедрами и придерживая легкую блузочку, чтобы та невзначай не оголила ключицы до уровня бесстыдства. Перекинувшись любезностями с почтальоном, Джейн взяла в руки увесистую коробку. Донести её до дома - оказалось очень сложной задачей. Пыхтя, девушка ввалилась в квартиру и хлопнула дверью с такой силой, что послышалось как скрипнул отвалившийся номерок. Не обратив на эту неприятность никакого внимания, она с удовлетворенным вздохом, кинула посылку на пол. Звякнувшие внутри материалы, показались механику слишком звонкими и девушка сразу же взглянула на содержимое. Под грудой металлолома, лежало два пистолета, боеприпасы к ним, чипы и письмо. Из всего вышеуказанного, самым интересующим её объектом - стало именно письмо.
В маленьких руках Джейн оказался небольшой конверт, который должен был прийти точно по месту её проживания. К сожалению, обратного адреса на нем не оказалось.
Первое, что насторожило девушку - это то, что идеальный мужской почерк на пакете с письмом. Людей хорошо узнаешь по письмам. Допустим, вы встретились с кем — нибудь раньше и знали его долгие годы; вы помните, каким он был и что вы о нем думали, а теперь вы читаете его письма и узнаете его гораздо лучше. И удивительная вещь: все письма как будто рождаются из одного источника, общего для всех людей и, по-моему, источник этот — одиночество. Человек — существо одинокое. Несмотря на самое широкое общество, которое предоставляет ему жизнь, он одинок. Порой он так одинок, что отворачивается от своих современников и обращается к умершим — читает книги, написанные людьми, жившими задолго до него.  Естественно, что столь романтичное представление Джейн о тайной переписке к данному случаю никак не относилось, но она очень надеялась, что после прочтения она не будет рвать и метать, выплескивая свою злость.
Когда человек думает, что хуже быть уже просто не может, как правило, он заблуждается. Есть у неприятностей паскудное свойство накручиваться друг на друга, подобно снежному кому. Вот еще только вызывал легкую досаду покатившийся с горы снежок, а буквально через миг тебя уже погребла под собой настоящая лавина. Неприятности — не добрые дела, неприятности растут, как на дрожжах. И даже быстрее.

“Уважаемая Мисс Нордстром,
Я, господин Тихонов А.Ю., пишу Вам, чтобы уведомить о том, что Вы восстановлены в нашем штате. Думаю, что поздравления будут излишни. Отмечаю, что соответствующие документы оставлены у меня на руках, дабы сохранить все в тайне. Остальные предметы рабочего обихода лежат в присланной нами коробке. Беспокоиться о конфиденциальности получения, а так же Вашего назначения - не стоит. Как Вам известно, в Штатах с нами работают смертники, которые круглосуточно следят за связью с агентурой. Так что, если Вы не услышали на улице ни единого выстрела, то все прошло гладко...”

Возмущение Джейн росло с геометрической прогрессией. Сейчас она напоминала типичного демагога, призвание которого быть недовольным абсолютно всем. Все человечество сильно провинилось перед ней и никак иначе. Думая о, не иначе как, боже наказании, девушка проклинала всех и вся: переводчики виноваты, что переводят, скульпторы — что лепят, актеры — что играют, архитекторы — что строят. Вот напасть — как человеку невозможно угодить, но в нашем случае - устроить.

“...Итак, перейду к самой сути. Утром, 12 мая, к Вам должен приехать наш агент под прикрытием, кодовое имя Джон Сандерс. В связи с полученным заданием (с документами по нему, Вы сможете ознакомиться позже), мы настоятельно просим Вас, принять его у себя и...”

Девушка даже не успела дочитать столь опрометчивое письмо Андрея Юрьевича, как в дверь настойчиво постучали. Быстро и гулко колотившееся сердце агента отдавалось глухими выстрелами в ушах. Чтобы успокоиться, Джейн несколько раз глубоко вздохнула и прикоснувшись к дверной ручке, резко распахнула парадную дверь. На её пороге стоял долговязый мужчина, чтобы посмотреть на лицо которого, ей пришлось недовольно поднять голову. Суровое выражение лица и идеальная выправка, заставили девушку невольно усомниться в его интеллигентной профессии и на всякий случай сверить даты календаря. Переведя взгляд, она увидела число тринадцать, а это значит, что никакого агента Сандерса здесь не должно быть. Почувствовав облегчение и уверенность, мисс Нордстром учтиво бросила мужчине прощальную фразу:
- Встреча с Вами — дороже золота, но не в моем случае. Надеюсь, мы больше не увидимся. - То, чему суждено произойти, всё равно произойдёт, хотим мы того ли нет, поэтому глупо и неразумно с нашей стороны роптать, возражать, демонстрировать недовольство. Мудрый человек умеет превратить любое зло во благо, как жаль, что Джейн не из доброго десятка.

Отредактировано Jane Nordstrom (2015-09-09 10:48:36)

+3

4

Когда перед носом русского разведчика захлопнули дверь, причем самым грубым образом, можно было сказать, что он даже немного опешил. Нет, конечно, удивить его было крайне непросто, и не только из-за своеобразности его работы, но и просто потому что мужчина был не подвержен впечатлительности, однако мелкой англичанке все же удалось на мгновение огорошить своего нового знакомого. Едва ли он мог понять, что происходило в темноволосой голове девушки, да впрочем он и не хотел понимать. Нордстром вела себя непрофессионально, не говоря уже о том, что это было крайней степенью невоспитанности по отношением к гостю, прибывшему издалека.   
Оглядевшись, Мельников заключил, что на этаже расположено еще две квартиры, и судя по размеру дома, совсем не большие. Само подъездное помещение выглядело почти, что новым, впрочем это было вполне закономерно, учитывая, что Нью-Йорк переживал некий подъем в строительной сфере. Пока Илья ехал к дому, из окон автомобиля было хорошо видно множество строящихся зданий. Казалось, что весь город заделался в строители, и теперь проводил дни и ночи на строительных площадках. Увы, но львиная доля населения едва ли причисляла себя к рабочему классу, предпочитая получать деньги, посредству обмана глупых людей. И разведчик вовсе не осуждал подобные средства для достижения желаемого, проблемы идиотов всегда были проблемами идиотов, так он считал.
Выждав порядочное количество времени, Илья посчитал, что девушке пора бы одуматься и все-таки пустить его в квартиру, но та, похоже, думала иначе. Но разве ему было до этого какое-то дело? Постучавшись еще с десяток раз, и так и не дождавшись ни ответа, ни соответственно желаемого действия, мужчина уже было собирался выломать дверь, как вдруг Мисс Нордстром все же соизволила впустить своего гостя.
Выражение его лица было неизменно, можно было подумать, что к девушке явилась статуя не иначе. Однако движение в сторону квартиры должны были развеять эти мысли.
Илья внес тяжелый чемодан и поставил его около небольшого кресла. Обстановка в квартире напоминала ему типичную холостяцкую берлогу, вопреки тому, что ее хозяйкой была дама. Казалось, не было ни одного лишнего предмета, каждая вещица имела свое предназначение и место, удачно завершая общую композицию. Из-за темных тонов, которыми были закрашены стены, квартира казалась будто бы еще меньше, несмотря на то, что ее размеры и так были весьма малы. Так что берлога и правда было весьма удачным синонимом этой квартирке. Видимо, низкорослой девушке приходилась в пору эта лачугу, да и зачем ей было много места. Кухня, плавно переходящая в гостевую, вмещала в себя разве что четыре квадратных метра, а кухонный стол, который был приставлен к небольшому окну, был рассчитан не более, чем на двух человек. Похоже, бывшая разведчица была небольшим любителем гостей, иначе квартира была бы выполнена в более гостеприимной, яркой форме. Это было нетипичное жилище для современной женщины, впрочем, и сама Джейн выглядела нетипично, и даже немного странно.
- Джонс Сандерс, - строго произнес Мельников, - Вам должны были обо мне сообщить, - не дождавшись приглашения, мужчина присел на стул около окна и притянул к себе чемодан. Вскрыв замки, взору Мельникова открылось вместилище заполненное чуть ли не с горкой, однако не одежды там было больше всего. Прежде, чем отправиться на задание, разведчика, конечно же, снарядили оружием, вернее обычным набором для разведчика. Там было около пяти разных пистолетов, нож с деревянной рукояткой, пару отмычек, поддельные документы, три внушительные пачки денег, пару папок с документами  и наконец несколько комплектов одежды. К сожалению, большего в путь русская разведка Мельникову дать не могла, поэтому было решено снабжать шпиона необходимым по мере возможности, путем транспортировки через других сотрудников организации.
- Мне не совсем понятно, что произошло пять минут назад, но, если мы хотим, чтобы наше партнерство было результативным, вам необходимо стать более воспитанной дамой, - в его словах не было насмешки, как и не было сглаживания углов, ему было безразлично как звучат его слова, главным было то, чтобы девушка поняла их смысл и уяснила его для себя. У него хватало проблем и помимо мелкой англичанки, так что он мог только наедятся на то, что та быстро поймет чего от нее хотят и будет выполнять именно то, что он ей скажет.
- Прочтите, - Илья протянул девушке папку со всей собранной информации на человека, которого ему необходимо было поймать любой правдой и неправдой. Несмотря на то, что данных было чуть ли не на пятьдесят листов, искомая личность все же была большой занозой в заднице для русской разведки, которой все никак не удавалось отследить его, - Ваша роль - мое прикрытие. Вам не потребуется рисковать или использовать навыки военного. Я обещаю вам полную безопасность, в замен же жду от вас беспрекословного подчинения, как к старшему по званию.

+2

5

Похоже, единственная цель жизни у теперешних молодых женщин — это игра с огнем. Первое условие игры с огнем, в том, чтобы даже не обжечься. Джейн прекрасна понимала, что если за дверью стоит тот самый Джон Сандерс, то он будет явно недоволен её негостеприимным поведением. Впрочем, это мало чем волновало упрямую представительницу слабого пола. Она закрыла двери только для того, чтобы внимательно и спокойно прочитать письмо Андрея Юрьевича до конца и только после этого, пригласить приезжего в дом.
Приказ — следствие не личного авторитета, а безличной нормы. То, что было строго описано в письме, явно говорило о том, что выбора у Джейн нет, но отношение к адресата, было более чем дружеское. Сжав зубы до скрежета эмали, она всматривалась в каждую каллиграфическую закорючку на бумаге, параллельно пытаясь успокоить все негодование внутри себя.

“... и должным образом помочь ему в порученном деле. Вы - партнеры, а значит жизни обоих зависят от Ваших личных взаимоотношений. Джейн, убедительно прошу Вас не припираться с этим мужчиной, а так же не злить, во благо операции и Вашей же безопасности. Джон Сандерс один из лучших наших агентов (не проболтайтесь об этом), но очень не сдержан. Он мой хороший друг, поэтому  обеспокоен за него. А Вам бы я доверил даже собственную жизнь, поэтому других кандидаток на роль его партнера в этом деле - не было. Очень надеюсь на Вас, Джейн.

Всего наилучшего, ласточка.
Ваш, Тихонов А.Ю.

Примечание: применить код 389. И лично от меня - помогите ему сыграть роль более чем правдоподобно.”

Выругавшись про себя, Норд взглянула дверь.  До сего момента мир Джейн делился на чёрное и белое, а тут всё перепуталось. Можно было сказать, что она пришла в смятение. Точнее, её дух охватило смятение. Счастье - вернуться на былую работу, без политической подоплеки; прибавить к оному испуг и все это будет равняться тому ошеломлению, что сейчас тревожило сердце юной леди. Стоило открыть дверь и впустить человека, при этом стараться не краснеть за свою бестактность. Джейн всегда парировала тем, что умный — не всегда деликатен; глупый — всегда неделикатен. Поэтому извиняться перед мужчиной она не собиралась. Набравшись смелости, девушка молча отворила дверь. Взгляд вошедшего человека был пронзителен и глядя на него Джейн сразу смогла выявить такие черты характера, как уверенность, смелость и, возможно, дерзость. Она не знает его ни как мужчину, ни как друга, ни как врага. Нельзя составить мнение о человеке, не имея представления хоть об одной из этих сторон. Поэтому, тяжело вздохнув, она рукой пригласила его войти, для последующего “допроса”. Судя по выражению его лица, посетитель не мог представить, что в такой лачуге может жить женщина. А что, собственно, он хотел о той, что последние лет шесть, посвятила себя только работе. Полученные деньги тратила только на провизию и книги, и, заметьте, ей этого было достаточно для личного комфорта. Немного покраснев по этому поводу, девушка проследовала за ним в комнату. Он незамедлительно представился, на что тот час получил недовольный ответ:

- Прошу прощения, но я бы хотела узнать Ваше настоящее имя. Моё Вам известно, значит, у меня есть все основания просить Вас о таком. - Она смотрела мужчине прямо в глаза, смело и с толикой упорства, которого ей так не хватало всего тридцать секунд назад. - И, Вам следует понять, что полученное мною письмо, десять минут назад, никак не помогло мне быстро осознать происходящее. Никто не истребовал заранее от меня согласие о восстановлении в штате и получении срочного задания, посему, вполне вероятно, что мое недовольство и страх перед незнакомцем за дверью - более чем естественная реакция.
Не церемонясь, он открыл чемодан и подал ей то самое дело, в папке под номером ноль. Дело было не слишком толстым и, видимо, содержало в себе лишь самые важные сведения по производству. Быстро пролистав его, девушка несколько раз наткнулась на личные записи господина Тихонова и невольно улыбнулась. Пока она с интересом смотрела в дело, мужчина напротив пытался урезонить пыл будущего партнера, совершенно не считаясь с тем, что было написано в деле самой Джейн Нордстром, а так же письме, которое она получила сегодня утром. Он попустил тот факт, что девушка чрезвычайно упряма, а её прытким умом, соответственно, может прятаться и прямолинейность, с довольно длинным языком. Её уважение следовало заслужить, а не ставить перед фактом, что некий Джон Сандерс будет здесь главным.
- Итак, будучи женщиной откровенной, я хочу сказать Вам, что партнерство подразумевает равенство в деле, посему, будем считать, что беспрекословное подчинение - задача обоих, а не только моя. Я очень благодарная Вам за столь большое участие в моей судьбе и громким обещаниям, но Вы же профессионал и понимаете, что гарантировать абсолютную безопасность просто невозможно. Тем более в представленных условиях работы. - Джейн аккуратно наклонила дело, показав ему фотографию одного из самых известных гангстеров Нью-Йорка. Милая улыбка показалась на её бледном лице и она тут же продолжила. - Я соглашаюсь Вам помочь только потому, что Вашим другом является Тихонов Андрей Юрьевич, коего я уважаю и люблю всем сердцем как мужчину, как профессионала и просто хорошего человека. Не подумайте, что я Вам перечу, вовсе нет, но ради нашего с Вами партнерства, придется принять сей факт, что у нас уровень общения будет абсолютно взаимен. Никакой иерархии по званию и прочего, лишь совместная работа в основе которой будет - взаимоуважение. Вы согласны?
Его внимательные серые глаза, как показалось Джейн, улыбнулись, хоть и на его суровом лице не дрогнула ни единая мышца. Как показалось девушке, она вела себя вполне достойна и плохих мыслей вызвать у собеседника не могла. По-крайней мере, очень на это надеялась. Отложив документы на журнальный столик, она встала и забрав письмо Тихонова, зажгла одну спичку, которая помогла ей избавиться от ненужных улик. Код триста восемьдесят девять подразумевал уничтожение всех документов, в которых упоминались имена работников штаба и их агентов. Аккуратно положив сгорающее письмо в пустую хрустальную вазочку, Джейн перевела взгляд на партнера.
- В своем письме Андрей Юрьевич просил меня помочь Вам сыграть роль более правдоподобно. И увидев Вас, я поняла, что он имел в виду. Агент Сандерс, Вы когда-либо имели отношения с женщинами?

Отредактировано Jane Nordstrom (2015-09-09 14:52:46)

+2

6

- Илья Михайлович Мельников, - ему хотелось верить, что девушке не будет знакома фамилия, которая в свое время стала виновницей многих неприятностей для мужчины.
Удивительно, ведь не прошло и десяти минут со знакомства с Мисс Нордстром, а она уже порядком наскучила Илье своим поведением. Похоже, девушка была мала знакома с таким понятием как воинский устав, или же, что, конечно же, было хуже, умело его игнорировала. Подобные проблемы были у многих женщин этого времени, введение равенства привело к тому, что те посчитали себя необязанными перед мужчинами и просто перед общими правилами. К сожалению, мало кто из них действительно осознавал весь позитив и негатив от подобного нововведения. Они не были готовы нести ответственности, но зато всегда были готовы высказать свое мнение, не способные подчиняться от внезапно опьянившей свободы. Илья Михайлович не видел привлекательности в новых законах, тем более на территории Америки. Все это было весьма абсурдно и не рационально, как и суть женщин в целом. К счастью, он всегда умел адаптироваться и вливаться в новые уклады, становясь их неотъемлемой частицей.
- Десять минут назад? - приподняв одну бровь произнес мужчина. Странно, но все остальное в его внешнем виде осталось неизменным, будто вопрос был не вопросом а утверждением, настолько незаинтересованным выглядел русский разведчик, - Тогда вы правы, реакция была и в правду более чем закономерной. Я был уверен, что письмо дойдет до вас хотя бы за неделю до моего приезда, но почта, увы, оказалась не столь надежна в сроках. Я понимаю, что вы долгое время были в отставке, и вряд ли довольны этим оповещением, но нам необходима ваша помощь. Разведке был необходим человек, крепко вросший в систему Америки. И вы оказалась единственным вариантом. Уверяю вас, разведка провела детальный анализ всех своих людей, они не стали бы вас тревожить, если бы были иные кандидатуры, - он понимал, что ситуация, в которую попала Джейн имеет некоторые стороны неловкости. Одно только то, что разведка обратилась к ней после не слишком приятного расставания, приносило свою долю досадности. Однако служба есть служба, именно так и происходило в рядах разведки, еще вчера ты лучший, а завтра тебя могут отправить в отставку. Невозможно предугадать исход того или иного задания, после которого, руководство может перестать нуждаться в своем сотруднике вынужденно или намеренно. Мир был жесток, как, впрочем и во все времена, и с этим стоило либо смириться, либо уйти на дно своих идей, амбиций и приоритетов. Кто-то боролся, кто-то кричал о несправедливостях, а кто-то сдавался и терялся для общества.
- Мое беспрекословное подчинение разведке даже не обсуждается, но, вы как человек отошедший от дел, в ближайшее время будете под моим покровительством так или иначе. Как бы вам не хотелось, но на данный момент я более подготовлен, как информативно, так и морально, и физически. Вы ведь умная девушка, и понимаете, что кто-то должен вести, а кто-то быть ведомым, - ему желалось больше благоразумия от англичанки, больше рационализма, о котором ему так много рассказывали. Человек, проработавший в разведке тот срок, который проработала Джейн, должен хорошо осознавать, что у действующего шпиона куда больше козырей в рукаве, чем у нее. Ко всему прочему, все осложнял тот факт, что мужчина доселе никогда не работал в команде, и делить задание с девушкой, плохо понимающей всю серьезность данного мероприятия, было крайне   тягостно для него.
- Все верно, я профессионал. Если вы будете меня слушать ваша полная безопасность вполне исполнимая миссия, - ответ мог показаться уклончивым, однако мужчина был сполна уверен в своих силах, жаль, он не был так же уверен в действиях девушки. Действительно ее безопасность могла стать проблемой, в случае если та не собирался действовать соразмерно решениям Ильи. Ей нужны было понимать, что прежде, чем сесть на пароход до Нью-Йорк, разведчик не один месяц готовился к заданию, изучая каждую мелочь, чтобы исполнить его в лучших традициях своего имени.
- Не вижу препятствий для взаимоуважения, иначе как же нам работать, - разговор о равенстве был настолько бессмысленным и беспощадным в плане необходимости, что ладони Мельникова машинально сжались в два крепких кулака. Сделав глубокий вздох, а затем такой же глубокий выдох, он снова поднял глаза на стоящую перед ним девушку.
- Хорошо. - бесстрастно произнес Илья Михайлович, тем самым согласившись на условия англичанки. Он пришел сюда не для того, чтобы торговаться, а для того чтобы расставить все точки над и в предстоящем задании. Мужчина надеялся, что они с девушкой перекинуться парой реплик, и он, наконец, сможет расслабиться на оставшийся день, который ему разрешили провести в блаженной лености. Но планам его, похоже, было не суждено сбыться, настроение, которое было почти что нормальным, становилось все менее теплым и человеколюбивым.
- Имел, Мисс Нордстром. Так что совсем не понимаю  опасений господина Тихонова, - про себя Мельников уже выругался на старого друга, который, похоже, решил не только сболтнуть Джейн лишнего, но и вовсе выставил его полным болваном, - И, прошу вас, когда мы наедине, зовите меня Илья. 

Отредактировано John Sanders (2015-09-10 12:08:46)

+3

7

Джейн с превеликим удовольствием изучала нового напарника. Действовать на нервы - верный ход каждой женщины, чтобы понять, насколько мужчина вспыльчив. Разведка, на то и разведка, чтобы хоть всего за три года, но приучить себя к маломальским хитростям, которые были новинку каждому профессионалу мужского пола. В основном, подопытные кролики были не более чем смешливыми юньцами, которые только-только попали под крыло штаба, но когда попадались зрелые экземпляры, девушка не могла не заметить единственно-верную, по их мнению, позицию превосходства. Она была уверена в том, что он увидел в чем его истинное превосходство над нею: не в знатности, не в образованности, не в уме, не в принадлежности к другому полу, а только в том, что он способен отдавать только приказы, не сообразуясь ни с чем, и не способный идти на компромисс. Джейн, в свою очередь, прекрасно понимала слова Тихонова — ей придется отдаться — только с целью приобрести власть; а получить власть над ним, чтобы не провалить дело — то ли потому, что он не представлял для нее существенного интереса, то ли потому, что стремление к власти было в ней настолько сильно, что требовало новых и новых жертв и не могло бы насытиться одной победой. Это была ставка, в которой проигрыш одного из них приравнивался в катастрофе. Илья был слишком уверен в своей подготовке, в отличие от напарницы, которая на своем веку в русской разведке поняла только одно “Лабильность - залог успеха”. Её, как ни странно, вполне устраивала позиция русского, по отношению к ей. Он не был резок или неучтив, не было ничего того, что быстро могло вызвать недовольство в сердце девушки.
- Теперь мне действительно очень приятно, Илья Михайлович. У Вас сильное мужское имя. - Девушка немного растерялась з-за того, что он без препираний представился и с некоторым укором поднял на нее глаза. Джейн решила смягчить ситуация и сделав коллеге чаю, поставила рядом с ним на кухонный стол угощение:
- Пока что, могу предложить только чай с гренками и плюшками. Угощайтесь, Вы, видно, устали с дороги. - Она старалась вести себя гостеприимно, без излишнего жеманства перед еще незнакомым мужчиной. Неловкость, которую она почувствовала, когда он продолжил говорить о деле, явно намекали на то, что он недоволен её предыдущим высказыванием и настроен решительно. Джейн интуитивно чувствовала, что он уже успел сложить о ней свое мнение. При общении лишь тридцать процентов информации приходится на слова, а остальные семьдесят можно прочитать по движению глаз, жестам и позам. Проще говоря, даже ни с кем не разговаривающий одиночка может получить эти самые семьдесят процентов, собственно так же просто, как сейчас это делал Джон. Он знал, где следовало подсластить пилюлю, сделав небольшой благосклонный, но слишком лестный комплимент. Понимал, что от нее ничего не добиться, если будет как упертый баран биться о закрытые ворота. Однако, природы её упрямства Илья не понимал. Профессионалу следовало бы обратить внимание на то, что её хрупкость является на  деле одним из самых больших недостатков на такой работе и если не иметь устойчивый противовес, то Джейн просто не смогла бы продержаться в разведке так долго. Упрямство — гиперкомпенсация слабохарактерности, отсутствия физического превосходства и умения постоять за себя. Упрямство есть слабость, имеющая вид силы; она происходит от нарушения равновесия в союзе воли с разумом. Воля, в разрыве с разумом, или не пользуется силой, или употребляет её во зло; и то и другое слабость. Упрямый держится своего убеждения, но, так сказать, механически; он не терпит противоречия, ибо слишком ленив, или пристрастен, чтобы проверять свои мысли; ему легче сохранять их такими, какими они раз вошли в его голову, нежели пересматривать их, имея в виду одну истину, и заменять прежние, ложные, новыми, истинными. Джейн не была ленива, не была склонна верить лишь в одну истину, но неподатливость в ней все же доминировала.
- Товарищ Мельников, Вы вошли в мое положение лишь наполовину. Я англичанка, мне сложно было удержаться в русской разведке, сами понимаете. Впрочем, я им нужна была только потому, что никто на территории Германской империи не мог и подумать, что русские могут дойти такого дурства, чтобы взять в ряды своих - иностранку. Я не в отставке, меня вышвырнули за ненадобностью. И если бы не письмо Тихонова, я бы не открыла Вам двери второй раз и более того, пристрелила бы, попробуй Вы вломиться. Штаб знал, что меня можно оставить про запас, поэтому Вы здесь. Верхушка знает, что если бы не Андрей Юрьевич, то я бы послала их куда подальше, учитывая последние события перед моим увольнением. Вы говорите меня выбрали? Нет, меня просто не бояться потерять, мною не бояться манипулировать, а Вас прислали потому, что девяносто девять процентов из ста, что Вы сможете выкарабкаться из любой ситуации, даже если все сорвется.
Джейн ощутила внутри догорающий огонек злости и негодования, вперемежку со стыдом. Она не так хороша как он? Пусть. Штаб хочет вновь завербовать её? Ради Тихонова, эта девушка могла поступиться чем угодно.
“Они — не люди. Они — военные. Добровольные рабы. Они должны быть лишены амбиций и чувств. Их кормят официозными речами и повседневными насмешками. “Одна извилина — и та от фуражки”. - мысль, что проскользнула в голове девушки, чуть не была произнесена вслух. Джейн давно размышляла на эту тему и только так ей виделось безоговорочное подчинение как на войне, так и в разведке. Военное сословие самое почетное. А что такое война, что нужно для успеха в военном деле, какие нравы военного общества? Цель войны — убийство, орудия войны — шпионство, измена и поощрение ее, разорение жителей, ограбление их или воровство для продовольствия армии; обман и ложь, называемые военными хитростями; нравы военного сословия — отсутствие свободы, то есть дисциплина, праздность, невежество, жестокость, разврат, пьянство. И несмотря на то — это высшее сословие, почитаемое всеми. Все цари, кроме китайского, носят военный мундир, и тому, кто больше убил народа, дают большую награду. Мисс Нордстром не понимала этого, а, возможно, просто не хотела понимать. Ей были чужды такие ознаменования её работы. Она не гордилось своей принадлежность к разведке, она знала, что это её наказание. Не взирая на это, она внимательно выслушала собеседника и решила на спорить:

- Хорошо, Илья. Вы, в свою очередь, можете называть меня Джейн.
На близший час, какие-либо разговоры прекратились. Гость воспользовался временем и перекусив тем, что ему предложила хозяйка, стал довольно расхаживать по дому, с огромной кружкой чая. Норд, тем временем, погрузилась в изучение дела. Пятьдесят страниц, со всеми дополнениями и материалами, девушка одолела довольно быстро. Однако, сразу после прочтения, у нее возникло много вопросов. Но самым главным, для нее оставался один-единственный вопрос:
- Как Вы собираетесь это провернуть? Даже Ваше идеальное досье на Сандерса - может оказаться пустышкой. 

Отредактировано Jane Nordstrom (2015-09-10 14:36:31)

+1

8

Благосклонное отношение нашло свой отклик, что было уже положительным признаком для Мельникова. По всему выходило, Джейн способна ценить хорошее отношение и, главное, отвечать им. Это было весьма справедливо по отношению к мужчине, чего он, впрочем и желал от этой девушке. Способный относится к людям соразмерно их отношению, наверняка не так уж глуп. Люди по сути своей зеркала, зеркально отражающие лица, которые им предоставляют. Однако глупцы поступают несколько иначе, как с положительной стороны, так и с отрицательной. Нужно хорошо понимать, что каждое действие несет за собой либо аналогичное действие, либо противодействие. Так или иначе, отклик происходит практически в любом случае, за мелкими исключениями. Как же странно тогда, что общество так необдуманно преподносит друг другу грязь, и праведно возмущается в момент отдачи. Наивность крайне забавная штука в душах людей, действующая то отравляюще, то вдохновляюще. Так, например, один не теряет веру в то, что давно не имеет шанса на нее, а другой верит в помощь, на которую он не в праве рассчитывать. Кто как не наивные люди, обращаясь к Богу просят о ненужных благах, просят о прощении, помощи и услуге, в тоже время, не считая нужным совершить в своей жизни что-то хоть немного стоящая. Эта грязь заразительная, друзья впитывают у друзей склонность к грехопадению, дети подражают родителям в желании быть павлинами, обманщиками и пьяницами. Богатства общества сменяются на все более дешевые желания, каждый падает в пучину страстей и свинство в меру своих сил и возможностей. Стремления обесцениваются, уважение покупается, а люди умерщвляются. Эдакая пищевая цепь в новом мире бесстрастности и лжи. Казалось бы, планете в пору вывернуться наизнанку, в желании очиститься от всей мерзости происходящей на ее поверхности.
- Спасибо, Джейн. Я как раз проголодался, - предложенное угощение было очень кстати, учитывая, что мужчина даже не успел позавтракать, решив, что лучше побыстрее добраться до Джейн. Удивительно, но даже совершенно одинаковые угощения, в разных странах имеют разительно разный вкус и консистенцию. Например, плюшки Мельникову показались приторно сладкими, однако, он решил не афишировать спей факт, тем более, что в условиях голод не стоит выпендриваться в принципе. Впрочем, гренки оказались очень даже приятными на вкус, а вприхлебку с чаем угощения и вовсе вышли весьма сытым завтраком. Боковым зрением, Илья заметил, что девушка наблюдает за всеми его действиями, впрочем это было вполне закономерным поведением. Она еще не могла доверять ему, потому что ничего не знала о нем: не знала его навыков, не знала склонностей и просто склада характера. Наверное, было непросто решиться на предложение или вернее сказать приказ бывшего руководства, так еще и в связке с абсолютно незнакомым русским. Наверняка в ее голове крутились предположения, основанные на стереотипах, и, наверное, Мельников был бы точно в таком же положении, если бы ему не предоставили исчерпывающие данные о Мисс Нордстром. Однако, несмотря на то, что Илья внимательно изучил все детали о девушке, буквы все же не были живым человеком, и в действительности же перед ним предстала немного иная дама, чем ту, которую он ожидал увидеть. Но удивление не было свойственно разведчику, его мысли были заняты целью, а все остальное было всего лишь факторами способствующими к ее достижению, или же наоборот препятствующими.  И к обоим из них он несомненно был готов.
- Об этом мне не сообщали, - действительно тот факт, что Джейн была выброшена из разведки, как расходный материал было для него новостью. Новостью, конечно, не ошеломляющей, и, даже, не необычной, но все же, -  Чтож, счастье разведки, что у них есть такой ценный кадр, как Андрей Юрьевич.  Послушайте, Джейн, ну неужели вы думаете, что у организации нет другого "расходного материла"? В русских армиях достаточно девушек, которых можно было подготовить и выслать вместе со мной. Вместе с тем и в Америке имеются английские разведчицы, готовые пойти нам на встречу и оказать поддержку. Вы зря недооценивается себя, я знаю о вас практически все, и ваши заслуги говорят о вас вперед всяких отставок и увольнений. При мне было удалено около двадцати разведчиков, кто-то сотрудничал с враждебными странами, кто-то прокалывался на задании, а кого-то как вас просто списывали, скрывая причины. Вас выбрали, потому что вы полезный человек, как специалист, иначе вы бы и вовсе не попали разведку. Они не склонны тратить время на тех, кого позже не смогут применить. Каждый списанный сотрудник является для них запасным вариантов. Проще говоря они лучше задействуют старого, но проверенного и способного человека, чем потратят годы, чтобы обучить нового, - мужчина говорил чистую правду, он вообще не был склонен врать в обычный жизнь, ложь на заданиях же была необходимостью, - Да, меня прислали, поэтому. Но, как будто, вы не знаете, что плохой партнер это верная неудача. Плохой партнер может потянуть вниз даже самого изворотливого и талантливого агента. Одной осечки хватает для того, чтобы умереть, а мне совсем не хочется умирать, - ему не хотелось, чтобы Джейн чувствовала неуверенной. Ему требовалась вся ее воля, все самообладание и сила. Если человек чувствует себя пешкой, может ли он играть, как ферзь? Едва ли. Именно поэтому задачей Мельникова было поддержание англичанки в духе, склонным к свершению больших дел.
Вопрос девушки был совершенно логичным и даже немного запоздалым. Жаль, ничего конкретно на данный момент Илья ответить ей не мог. Дело в том, что задание не могло быть продумано до мельчайших деталей, так как пока персонажи сего действия не были даже знакомы друг с другом, а значит сценарий должен был корректироваться по мере исполнения тех или иных действий.
- Мы сможем лишь изредка выходить на связь с руководством и командой мозгового штурма, поэтому зачастую планировать действия, нам придется вместе с вами. Так что, как видите ваши способности оценены по достоинству и будут применены в самое ближайшее время. Джон Сандерс оснащен всем, чтобы ни у кого не возникло сомнений. На него есть дело, внедренное в муниципальную систему, у него есть работа, на которую я, собственно, начну ходить с завтрашнего дня. К слову, до этого момента Джон прибывал в командировке за границей около года, таким образом у сотрудников, где я буду работать, не возникнет лишних вопросов. Скажите, много ли у вас знакомых в городе? Могут ли они стать проблемой?

Отредактировано John Sanders (2015-09-10 15:57:34)

+1

9

Перед глазами мелькнули воспоминания, казалось, совсем еще недавние. Последняя встреча офицера Тихонова и агента Норд. Тихая гавань на побережье Германской империи. Неловкость, которую чувствовал русский, находясь а вражеской территории с одним единственным человеком в подкреплении, подтрунивала его гордость за то, что он сумел разглядеть в нескладном и агрессивном ребенке - женщину, которая так много сделала для его родины. Ему тогда было странно смотреть в яркие зеленые глаза девушки, что с уставшей миной воззрилась на него. Проведя почти год в Германии, она осунулась, потеряла тот самый запал, что привлек тогда его внимание, стала более серьезной и сдержанной. Более не было детской непосредственности, аромата юности и страсти, с которой она бралась за каждое новое дело. Мужчина знал, что она боялась, но не смел упрекнуть её в этом.
- Мисс Норд...- Андрей Юрьевич запнулся, когда поймална себе яростный взгляд. Наверное, только ей он мог простить подобную дерзость, если исключить близких и родных людей. Он смягчился и начал говорить более ласково: - Джейн, ты сама понимаешь, что теперь держать тебя здесь - опасно. Не смотри так, ты знаешь, что о тебе я забочусь больше, чем о приказах свыше. Ты должна уйти, только для того, чтобы выжить. Нельзя оставлять тебя ни в России, ни отправлять обратно в Англию. Джейкоб не должен догадаться о том, что виной его провала стала ты. У него есть связи, он найдет тебя. Джейн, ты меня слышишь? Джейн...
Девушка встала и оставив на столике тот самый документ, который разрушил всю её жизнь, и удалилась. В комнате её ждал новый чемодан, новая одежда, новый паспорт и трудовая книжка, а так же цветок - черная роза Джейкоба Бергама. По щекам предательски потекли слезы и она отшвырнула все вещи с кровати на пол. Приступ ярости вкупе с болью, во время которого помощи и поддержки было ждать неоткуда, она пережила хуже всего.

“Если меня хвалят, значит это мои похороны” - выдохнув, Джейн внимательно смотрела на мужчину и старалась подметить все, что выдавало его искренность в разговоре. При таком деле, в которое впутали её, стоило знать все и всех, от врагов, до своих сторонников. Как-никак от этого человека зависит её жизнь. Но слушать все это было не в правила Джейн, свою профессиональность она докажет лично, а сейчас стоило свести все в шутку:
- Хвалить меня — очень правильная стратегия. Из добросовестно похваленной меня можно свить не одну сотню метров хороших, качественных верёвок. Вещь, как известно, в хозяйстве необходимая. - Негромкий смех разразился в комнате и с озадаченного лица Мельникова, спала напряженность. Мисс Нордстром старалась не думать о том, что о ней подумает русский аристократ, но очень смущалась, что теперь ей придется жить с мужчиной под одной крышей, будучи не замужней. Что о ней подумают соседи, коллеги по работе, если прознают о том, что теперь она не одна. Булочник уж точно пройдется по потери девичьей чести, ибо его лавка располагались прямо напротив входной двери подъезда. Впрочем, не Джейн беспокоиться об этом. Ей должно было быть все равно.
Углубившись в чтение, девушка параллельно раскладывала фотографии, газетные вырезки, карточки состава, прямо на полу. Внимательно рассматривая каждого, Норд боялась наткнуться на знакомое лицо. Окажись там хоть один человек, которы знал бы Джейн лично - вся работа превратилась бы в прах. Она с грустью смотрела на карточки, особенно на те, где человек на изображении казался ей внешне привлекательным или молодым. С мыслью “как же его угораздило влезть в такую структуру”, девушка молча продолжала работать.
Ответ Напарника не слишком то порадовал восстановленного в должности агента. Хорошо рассказанная сказка о Джоне Сандерс никак не вписывалась в простую жизнь Джейн Нордстром. Говорят, раздумья приятны для души. На протяжении всей истории человечеству не хватало тишины, покоя и времени, которое можно было бы целиком и полностью посвятить себе и своим размышлениями, ни на что не отвлекаясь. Романтика такого представления мыслительного процесса, в реальности была совершенно иной. На лице у человека отпечатывались негодование, растерянность, печально, а иногда и злость, но никак не блаженство. Когда на глаза попалась фотография милой и довольно очаровательной леди, с короткой стрижкой, идеальным платьем и губками бантиком, Джейн и подумать не могла, что вскоре встретиться с ней лицом к лицу. Эта необыкновенная женщина обладала поразительным, неотразимым обаянием. Норд всеми силами противилась даже мысли о том, что она могла совершить преступление. Сердце говорило ей: «Она на это не способна!» А бесенок в её мозгу возражал: «Ну да, и только потому, что она на редкость красивая и привлекательная женщина!» Как сказал бы господин Тихонов, такова уж человеческая натура.
- Отвечая на Ваш вопрос, хочу уточнить, что для такой работы, мне придется отказаться о своего единственного заработка, а значит и окружения. По идее, нужно будет только уволиться, оставив надежду моему начальнику на скорейшее возвращение и решить вопрос с проживанием. Было бы лучше, если бы мы сняли квартиру где-нибудь в другом районе. Более облагороженную и красивую. Там никто из соседей нас знать не будет и можно будет спокойно подумать о прикрытии. Верно?
Плохое всякий держит про себя: игрок, проигравшись, помалкивает об этом; сластолюбец, не имея средств купить девушку для радости, делает вид, что ему не позволяет этого нравственность. Скандалист не расскажет о том, как его осадили, а купец, закупивший товары впрок, не сознается в убытке. Вот и Джейн решила придержать при себе информацию о том, каким боком может ей вылезти это задание.У всех свои секреты, в этом нет ничего плохого. Но нам всем нужна уверенность, партнер или друг с которым можно разделить наши тайны. Таким образом можно определить, кто к тебе действительно хорошо относиться, а кто нет.
- Надеюсь, что мы справимся. - прошептала девушка себе под нос, откладывая последний документ ко всем остальным.

Отредактировано Jane Nordstrom (2015-09-11 13:55:48)

+1

10

Если кто-нибудь спросит у разведчика, что является самым сложным в их работе, наверняка его ответом будет - "Не потерять самого себя". Казалось бы, до невозможности банальное изложение совершенно очевиднейшего из факторов в этой деятельности. Банальное для других людей, и очевидного для любого шпиона. В океане нескончаемых миссий, планов и прогнозов, когда в любой день тебя могут оповестить о новое точке, быть может на другом конце света. Или может новой опасности, заключающейся в совершенно милейшем человеке на вид. Все это постепенно пошатывает мир в человеке, оставляя в нем лишь биологические инстинкты и выработанные рефлексы. Эти люди имеют четкие, зачастую даже чересчур похожие взгляды, повадки и движения. Все в них отмеряно по минутам, каждый день начинается и заканчивается в один и тот же час, все нужное всегда находится у них под рукой, а все факторы, мешающие вести соразмеренную или не очень жизнь незамедлительно удаляются из нее. В этом есть свои плюсы, но так же и свои минусы, и разведчики обязаны всегда и все видеть с разных точек обзора. Ум то, без чего не может обойтись специалист в этой деятельность, ум незаурядный и даже иногда исключительный. Но все они как один были или становились людьми бесконечно одинокими и обреченным на жизнь скучнейшую в плане человеческих взаимоотношений. С другой стороны их социальная роль не могла стать чей-то ошибкой или горьким разочарованием. Не всякий понимает суть своего одиночество, они же понимали, что их работа не может дать им ничего кроме отрешенности, и беспрекословно следовали негласным правилам своей работы. Для кого-то это становилось давлением, неподъемным грузом для личности, и они покидали неуютные для них роли. И это было куда мудрее, чем продолжать деятельность вопреки своей сути. Можно пытаться перекроить себя, оставив внутренних демонов где-то в глубине себя, но рано или поздно, все забытое вырывается наружу, это и есть суть бытия. Нет ничего, чтобы оставалось незамеченным, и, даже, когда небо кажется абсолютно безоблачным, нет гарантии, что через мгновение не хлынет тяжелый дождь.
В то время, как другие молодые люди мечтали о прекрасном, но едва ли сбыточном, Мельников же был прибит к земле в своих мечтаньях и желаньях. Его приземленность была закономерным следствием не только его службы, но также и жизни в целом. Ему никогда не позволяли быть легкомысленным или самонадеянным, все, что он получал было результатом его собственных трудов. И даже то, что могло само течь ему в руки , было отброшено, так как Мельников не желал жить за счет чужих успехов. Это очевидное правило - все, что выходит просто так, становится не ценным для его обладателя, и более того, достижение обходит стороной того, кто его заслуживает, рождая в том ненависть и несправедливость. 
- Вам не нужно не от чего отказываться, если на работе нет ваших закадычных друзей. Имеются у вас там такие? - он встал, чтобы немного размять ноги. Девушка зря думала, что вся ее, сложившаяся жизнь требует решительных перемен. Может быть стиль, речь и еще пару мелочей и требовали изменений, но ее уклад жизни вполне сочетался с ролью русского разведчика, - Это будет выглядеть странно, если вдруг вы поменяется все, что было вашим укладом и просто было для вас дорого. Вас должны знать в этом доме, а то, что в вашей жизни внезапно появится мужчина, не должно смущать соседей, разве нет? Двадцать пять лет самое время, чтобы завести серьезные отношения, тем более, как я знаю, нравы Нью-Йоркцев с каждым днем становятся все свободнее и свободнее. Тем более хотя бы один из нас должен иметь прочную и подкрепленную легенду проживания в городе, а Сандрес...Сандрес всего лишь был в командировке, и, конечно, после столь долгой разлуки любые влюбленные непременно бы пожелали больше никогда не расставаться, - мужчина имел в запасе пару-тройку других объяснений и мотиваций. Несмотря на свою обособленность, он довольно неплохо разбирался в психологии людей, так как по долгу службы, ему не раз приходилось заслуживать чье-то доверие. И это было сродни искусству, которому учиться нужно было выверено и упорно. Даже, не зная о личности ничего кроме имени, Мельников быстро понимал суть того, кто явился перед ним, это читалась, по глазам, губам, бровям и даже складкам на лбу. Каждая мелкая деталь служила строчкой в характеристике на ту или иную личность, а разведчику приходилось быть талантливым чтецом и переводчиком.
- Итак, впереди у нас долгая работа над вашей личностью. Мы полностью поменяем ваш гардероб, уберем некоторые манеры, и...  - он молча прошелся по всей квартире, смиряя взглядом каждую деталь в ней. Жилище совсем не походило на гнездышко влюбленных, что ставило партнеров перед необходимостью исправить эту оплошность, - ...и полностью изменим интерьер вашей квартиры. Вон хотя бы ваша кровать - одноместная, это никуда не годится. Что, если нам придется кого-то привести в гости?

Отредактировано John Sanders (2015-09-11 16:06:17)

+1

11

Догадка была делом времени. Ошеломленная последними новостями Джейн, перелистывала страницы одну за одной, ясно понимала, что в это дело Илья Мельников, с его сноровкой, деловыми качествами и профессионализмом, мог влиться и сам, без особых на то проблем. Его неудачное заявление о том, что в раскрутке задания девушка не останется пешкой - было весьма опрометчивым. В душе агент стала просчитывать возможные варианты развития событий и в каждом из них она оказывалась расходным материалом. Внутренний звоночек огласил единственно-верный результат: если что-то пойдет не так - ей конец. Девушка не могла сказать, что мужчина прибегнул ко лжи. Вовсе нет, даже наоборот, фраза превращалась в нечто среднее между добром или злом, добродетелью и порочностью, правдой и ложью - они так похожи - но этот человек все равно остался честен. Если Джейн имела хоть малейшую возможность остаться наедине со своими мыслями, то она не применила бы проклясть Тихонова и весь штаб, оставив вне общего удела лишь уборщицу Лидию Михайловну, что всегда была с ней приветлива и заботлива. Эта милая старушка стала олицетворением доброты и великовозрастной прелестности, которая была свойственная не всем, кто достиг такой внушительной цифры жизни за плечами. Она была идеалом для женщины и не могла вызывать восхищение. Даже потеряв всех родных и способ к существованию, Лидия Михайловна все равно смогла выйти с честью и достоинством из сложившейся ситуации, сохраняя при себе озорство, любовь и улыбку. Многие готовы резать глотки ради своих идеалов и правого дела, не задумываясь, что убийство — это всегда убийство. Отчего-то им легче, если они убивают не из-за двадцати копеек, а во имя мира и жизни во вселенной. Штаб не смотрел на то, что всего можно добиться иным путем, спокойным и мирным, словно Россия - это там самая мудрая и старая женщина, способная преодолеть любые преграды. Не смотря на все обиды и огорчения, работа в разведке все равно была самой интересной частью жизни Джейн. Только тогда она поняла, что даже спокойному и апатичному человеку, не стоит довольствоваться тихой спокойной жизнью. Она боролась за идеал, за свою веру и преуспела в этом. Даже после такого крупного провала и увольнения, девушка верила, что её усилия не были напрасными. Штабу следовало заботься не только о своем, но и о чужом достоинстве. Несправедливость и зло распространяются тогда, когда хорошие люди опускают руки. Истинная мерзость – в притворстве и в терпимости к подлости. Тогда они поступили с ней подло, сотворив из Джейн монстра, который продал свою страну, за кусок хлеба у русских. Они не понимали, что война сплотила их против противника, а не озлобила; что стоило поставить в известность посольство Великобритании, назначая англичанку на должность такого масштаба. Одна оплошность - разрушила не их судьбы, а жизнь все одной юной леди, которая за свою веру, могла отдать все.
Мисс Нордстром настолько увлеклась собственными мыслями, что не заметила, как гость обратился к ней. При этом, до сего момента, нечто долго-долго говорив, он смог привлечь её внимание, лишь последним предложением. Последующие реплики были столь расплывчаты для девушки, что та растерялась окончательно, узнав самое худшее, что она могла представить - ей предстояло играть роль возлюбленной. Задержав дыхание, девушка осознала их частные фикции, которые наконец слагаются в одну общую действительность. Муж и жена? Жених и невеста? Состоятельный мужчина и его любовница?  Штаб вновь воспользовался слабой стороной Джейн, пугая её все больше.
- Что, простите? Влюбленные? Работа над личностью? Поменяем гардероб? Вы серьезно? - Поток глупых вопросов не иссякал. Её негодование било через край. Встав с пола, она решительно посмотрела в глаза мужчине и яростно добавила: - Я могу прикрывать Вашу спину, убивать, воровать, составлять любые стратегические планы; да, хоть стирать ваше белье (!); могу все, что угодно, только не заставляйте играть эту роль! В прошлый раз мне это чуть не стоило жизни. И не только своей...
Джейн сжалась практически в буквально смысле, обняв себя руками и матеря себя за несдержанность. Сделав несколько шагов назад, девушка не отрывала взгляда от удивленных серых глаз мужчины. Этот знакомец смотрел на нее так особенно, с толикой обвинения и непонимания, что ей не хотелось более оставаться в луче его взгляда. Когда на нее были устремлены такие глаза, она чувствовала себя святым Граалем, из которого можно испить все, чтобы передать в руки новому вопрошающему. Когда он смотрел на Джейн, девушка отчетливо читала в его глазах жалость. Она ненавидела это чувство. Иногда ей даже казалось, что лучше бы люди проявляли чувство ненависти к ней - оборотная сторона страсти, согрела бы меё сердце гораздо больше, чем презренное чувство жалости. Суровость этого мужчины унижала девушку. Непроизвольно она думала, что теперь он посчитает её несносной капризной девчонкой, абсолютно непрофессиональной и непригодной ни к чему. Обида сменилась злостью, злость — мыслями о страшной мести. Ей хотелось отомстить именно Тихонову, который второй раз ткнул её в это.  В глубине души Джейн прятала ненависть. Из-за того, что оказалась по положению ниже господина Мельникова; что осталась крайней седьмого октября тысяча девятьсот семнадцатого года; что так и не научилась благоразумию; что не порвала с разведкой раз и навсегда. Взяв себя в руки, девушка проговорила вежливо и внятно:

- Прошу простить, мне стоит все обдумать, а так же сходить за продуктами, чтобы приготовить Вам обед и ужин. Вы располагайтесь. Чемодан можете сразу отнести в комнату, Вы будете спать там. А перед тем как начинать возражать, посмотрите на габариты дивана. Еще раз прошу прощения. - Она мямлила, пыталась прятать намокшие глаза и трясущиеся руки. Она не была похожа на женщину, о которой он читал в деле: суровую, стойкую, амбициозную - перед ним стоял всего лишь человек, который устал сражаться за свою собственную жизнь. Как человек, в полусне томящийся болью, она хотела оторвать, отбросить от себя больное место и, опомнившись, чувствовала, что больное место — это она сама.
Мир людей зиждется на боли и лишениях. Даже если у них нет надежды, если завтра не наступает, чувства, вызванные наличием «души», заставляют жить жизнью, в которой ты проклинаешь себя. И единственное, что после всего этого смогла выдавить из себя Джейн, наконец разрешило всю проблему:
- Я в слепую доверюсь Вам, ибо иного выхода у меня, видно, нет.

Отредактировано Jane Nordstrom (2015-09-11 17:32:41)

+1

12

Он не мог не заметить разительной смены настроя девушки. Впрочем, это мог заметить любой, даже самый близорукий идиот. Но Илья не спешил утешать девушку, несмотря на то, что, именно он являлся виновником ее смущения или печали. К сожалению, как бы хорошо Мельников не понимал человеческую суть, женщины для него были скорее приоткрытой книгой, в то время, как мужчины открытой. И дело было даже не в неопытности русского разведчика, а в очевидных отличиях между мужским и женским полом. Так уж повелось, что дамы привыкли нести в себе загадочность, но дальновидность; вспыльчивость, но нежность; хуление, но заботу. Женщины были кладезю противоречий из самого прекрасного и ужасного. Иногда они напоминали Мельникову неприрученных дворняг, которые могут то облизать руку, то совершенно неожиданно укусить. Он старался просчитывать варианты, прогнозировать действия, но все это все равно было не точно. Зачастую он просто не видел логики, там, где она непременно должна была быть. А встречаю эту самую логику, он ждал какого-то подвоха, осечки, и снова оказывался не прав. Наверное, поэтому все его задания практически никогда не были связаны с особями женского пола. Руководство разведки было исчерпывающе осведомлено о личной жизни своих подчиненных, поэтому Илья не ставил под сомнение их решения, как не ставили и его коллеги. 
Он предпочел бесстрастие по отношению к Джейн в этой странной и непонятной ему ситуации. Порой молчание лучший вариант. Ему было достаточно известно о девушке, чтобы понимать - слова здесь не лучший помощник. У него не было путей, чтобы изменить эту ситуацию, поэтому он собирался просто подождать пока вспыльчивая особа отпустит, то, что запустило в ней механизм сокрушения. Хорошо хоть у англичанки не было нечего в руках, иначе она бы непременно запустила этим чем-то в мужчину напротив нее.
Он не сводил с нее глаз, это было подобно игре или подчинению. Это известный трюк, или испытание, если хотите, непоколебимо ждать пока кто-то другой отведет взор, будто бы сдавшись. Но не потому Илья так упорно смотрел в глаза Джейн. Он хотел, чтобы та почувствовала уверенность в своем партнере, почувствовала надежность, которого ей, похоже, не хватило в том, последнем задании. Ему нужно было доверие, и не частичное а, совершенно точно, полное и безоговорочное. Она не должна была бояться, эти эмоции были лишними, способными погубить не только будущее задание, но и любой успех в принципе, в его зародыше. Как же долго девушка плескалась в океанах своих необузданных страхов и безутешной печали. Мельников стал для нее тем самым айсбергом, который надломил судно, что успешно шло по своему пути. Однако ему не было жаль, ибо жалеть о сделанном, а особенно о том, что было сделано совсем не нарочно, жуткий абсурд. Всякий имеет свое прошлое, которое является отражение в человеке каждой его чертой, каждый действием. И именно поэтому Джейн не должна была сокрушаться, выбор таков: либо продолжать не поворачивая головы, к тому, что уже пройдено, либо остаться вариться в собственной желчи чувств.
- Нет. Стойте, - твердо произнес разведчик. Он не мог допустить, чтобы Джейн отправилась за продуктами в одиночку, не смотря на то, что сейчас больше всего на свете он хотел окунуться в царство сна, - Что подумают о нашей паре, если увидят, что вы тащите тяжелые сумки в одиночку. Роль - есть роль, Джейн, - улыбнувшись, или скорее, улыбнувшись в своих мыслях маленькой англичанке, он схватил чемодан и отнес его прямиком в спальню, - Чемодан мне придется оставить у вас в спальне, но вот стеснять я вас не собираюсь, уж простите. Тот, кто хочет спать, заснет в любых условиях. Я всякого повидал, и это далеко не самый худший вариант. Но, спасибо, за гостеприимство, - девушка все еще выглядела совсем неустойчиво в плане психического состояния и ему хотелось верить, что та сможет взять себя в руки как можно быстрее. Это была женская доля переживать, какой бы сильной личностью дама не было, поэтому Мельников даже не удивился поведению Джейн, которая, по словам Тихонова была весьма сильным военным.
- Постойте, я только захвачу пальто из чемодана, кажется на улице собирается дождь, - за время проведенное в квартире, мужчина успел заметить темные тучи за окном, а потому стоило усилить облачение, дабы не вышло неприятных казусов. Выйдя за дверь вперед Джейн, он заметил, что выражения лица девушки стало вновь выражением лица жесткой, непреклонной дамы, что, впрочем вполне устраивало мужчину. Пока партнерша запирала дверь, Мельников выжидающе осматривал внутренности дома, в котором ему предстояло жить. Задумавшись, он засунул обе руки в карманы пальто, которое успел быстро накинуть перед выходом. Левой рукой разведчик нащупал небольшую коробочку, про которую совершенно забыл со всеми этими ненужными обсуждениями.
- И самое главное, Джейн, - еле улыбаясь, произнес Джон, когда девушка повернулась к нему лицом. Развернув ладонь девушки, он вложил в нее маленькое сверкающее украшение, - Мы с вами помолвлены. Мои поздравления, - закончив, торжественную часть помолвки,  Илья Михайлович развернулся и отправился вниз по лестнице, пока девушка озадаченно рассматривала золотое кольцо, инкрустированное бриллиантами.

+1

13

Джей в одночасье поняла, чего она действительно  хочет для себя: не мужества, зачем оно нй, она же женщина; не сил, потому что с сильных особый спрос; вообще ничего, кроме стойкости.Несравненный дар — могучая стойкость души. С нею в жизни ничего не страшно. Когда переживаешь нечто ужасное, разрывающее мир в клочья, появляется тайное облегчение – ну вот, самое страшное произошло, хуже уже не будет. Будет, будет, будет. Никто не даст отдышаться, стереть ледяной пот со лба, никто не пообещает: «Всё, всё». Но девушка случайно показалось, что не смотря на суровый вид, абсолютную безэмоциональность и молчание, мужчина стоявший напротив желал помочь. Илья был словно пробок, по отношению к порывистой Джейн. Она не знала природы такого ощущения, не могла и догадываться о его мыслях, но интуиция подсказывала одно - этот человек не бросит. Естественно, сложно об этом судить в первый же день знакомства, однако, этот человек однозначно пришелся ей по душе.
Этот человек представлялся ей не как рыцарь с большой дороги и на белом коне, а как мужчина, который в своей жизни уже успел сделать правильный выбор. Он и в самом деле был не лишен привлекательности. Сравнительно молодой, получивший в свое время если не образование, то воспитание, скорее всего, в одном из наиболее привилегированных русских военных академий, он со вкусом одевался, со вкусом выбрал свою профессию. Вопрос о том, работаются ли они - оставался открытым. Его контраргументы сломили неуверенность Джейн и та невольно улыбнулась ему. Страх ушел на второй план; желание понравиться - стал первоочередным; задание - главенствующая цель. Разложив все по полочкам в своем сознании, пока господин Мельников отнес свой чемодан к ней в комнату, окончательно успокоилась и взяла себя в руки. Отодвинув от входной двери ящик и захватив с собой легкое пальтишко, девушка дождалась своего гостя и заперла за ним дверь. Как только она повернулась, Илья аккуратно взял руку Джейн и положил в нее маленькое колечко. То, что она услышала после столь торжественного действия, заставило её усмехнуться.
То ли от смущения, то ли от безразличия, господин Мельников спустился первым и остался дожидаться нерасторопную и впечатлительную невесту внизу. Девушка, тем временем, поправила легкий шарфик на шее и прошлась руками по волосам, пытаясь разгладить непослушную шевелюру. В момент, когда булочник увидит ту самую, кого ждет на выходе симпатичный, долговязый и внушительный мужчина - он должен быть поражен. Спускаясь в темноте по лестнице, Джейн увидела своего новоиспеченного жениха стоящим под зонтиком практически у подъезда. Она вышла к нему с лучезарной улыбкой и подлетев к нему, прижавшись всем телом и взяв под руку, девушка спокойно проговорила:
- Ты спустился, даже не получив благодарность. - Губы Джейн нежно коснулись его щеки, когда та встав на носочки и крепче взявшись за его руку, нервно пошатываясь из-за не щадящей разницы в росте, решилась поцеловать его. Если их план был построен на фиктивной помолвке двух агентов, то придется терпеть все излишества и дозволенности любви молодых. Совершенно не обратив внимание на ошарашенного жениха, девушка торжественно потянула того за собой, увлекая в поток случайных прохожих. Проходя мимо лавки булочника, англичанка кивнула ему и сразу же поняла, что тот видел этот сладостный миг их, хоть и довольно детского, но все-таки первого поцелуя. Этот простенький, но очень милый поцелуй, казалось, отгораживал их от жестокости и предательства мира, в котором им довелось жить.
- Издержки профессии, дорогой. Прости. - Она шла бок о бок с мужчиной, которого едва знала и буквально минуту назад, первая поцеловала в щеку. Девушку одолевало странное чувство счастья смешанное со страхом перед неизвестностью. Ей бы следовало быстро научиться играть в эту игру, чтобы испытывать как можно меньше дискомфорта. Однако, мысли о том, что самую большую ложь она приберегала для себя, не давали Джейн покоя. Играя в игру, где все мнят себя богами, способными самостоятельно сделать выбор, и течение несет всех по избранному пути, люди не могут разобраться собственных чувств. Притворяясь, что способны на многое. Воображая, будто все подвластно смертным, а цивилизация есть нечто большее, чем просто маскировка. Там же, где таится неизвестное, остается уповать только на разум.
Задумавшись, мисс Нордстром не заметила, как они подошли к продуктовому магазину. Ей было неловко от того, что теперь корзинку носит не она, а за ней; что приходиться задавать вопрос “что будем сегодня на ужин?”; что теперь продавщица более приветлива и учтива, решив по строить глазки. Она ощущала себя кем-то другим, находясь рядом с мужчиной, который взял на себя заботу о ней.
- К такому и привыкнуть можно... - Неловко прошептала Джейн, обращаясь к своему новоиспеченному жениху.

+1

14

http://img3.wikia.nocookie.net/__cb20140526043251/degrassi/images/e/ef/To_Be_Continued.png

0


Вы здесь » JAZZ NOTES: beautiful life » Лучшие моменты » Искусство войны; [12.05.1920]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC