JAZZ NOTES: beautiful life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » JAZZ NOTES: beautiful life » Тухнет в руках сигарета » Ревность, как и болезнь, обостряется к вечеру


Ревность, как и болезнь, обостряется к вечеру

Сообщений 21 страница 23 из 23

21

Казалось, что отвернувшись от него она пыталась скрыть досаду от произнесенных слов. На самом деле, это было лишь глупым оправданием, чтобы спастись от себя самой и собственных мыслей. Перед глазами всплывала картина прошлых лет, когда поцелуй за поцелуем ей приходилось отвечать на страсть человека, который ей был неприятен, отчасти противен. Но того требовала её работа. А сейчас, когда на губах застыл след чего-то приятного, волнующего, Джейн почему-то испугалась. Возможно потому, что ассоциировала все с тем, каков опыт у нее был ранее. Потребовалось более двух лет, чтобы забыть тот стыд, что ходил за незамужней девушкой, что отдалялась чужому мужчине, лишь бы сохранить свою место в рядах врага. Этот ужас был настолько глубоко вплетенным в её подсознании, что любое опровержение истинности поцелуя с Мельниковым, перекрывало всю сладость момента.
- Если бы был хоть малейший шанс на то, что твой порыв был неискренним, я ни за что не ответила бы на него взаимностью. - Джейн неожиданно для себя смогла совладать с собой и повернувшись к нему, посмотрела мужчине прямо в глаза. - Ты допускаешь профессиональную ошибку, Илья, почуяв легкое препятствие, ты начинаешь думать ни как человек, у которого есть чувства, а как создать, который должен действовать по уставу. Поцелуи со своими напарниками никак не соответствуют правилам, а значит ты предпочтешь их не нарушать...
Нордстром не была зла, когда говорила подобные слова, она скорее констатировала те факты, которые видела на его лице. Он боялся нарушить субординацию, боялся обидеть её зазря. Но на самом то деле и вовсе не понимал, что своей речью “Прости меня, этого больше не повторится” еще больше задел, нежели оправдался. Мельников был из тех мужчин, за которыми Джейн не задумываясь шла в атаку во время войны. Она восхищалась умными, собранными и настолько жестокими людьми, что находясь в гуще событий могли оставить при себе свою хладность ума и толику собственной внутренней доброты. Последние две черты у них были настолько глубоко, что их истинность можно было познать лишь спустя годы совместной службы. Только проницательность Гончей была куда более сильной, в сравнении с обычными профессиональными служащими, подобные качества она чуяла на расстоянии. А потому, ни в коем разе не имела права обвинять сейчас Илью в том, что он решил сохранить прежнее положение вещей сразу, как только чувствовал отпор.
- ... Потому-то ты сейчас на самом пике своей карьеры, в отличие от меня.
Люди отличаются от животных тем, что соблюдают запреты, но запреты двусмысленны. Люди их соблюдают, но испытывают потребность их нарушить. Нарушение запретов не означает их незнание и требует мужества и решительности. Если у человека есть мужество, необходимое для нарушения границ, - можно считать, что он состоялся. Наверное, так посчитал бы только Андрей Юрьевич, который всячески после каждого выполненного задания юной мисс Нордстром, выгораживал её перед штабом. Она постоянно превышала собственные полномочия, когда видела, что дело может не выгореть, вплоть до отмены операции. Тогда она спокойно шла на риск, выпуская на волю свои самые отпетые качества: упрямство, нахальство и мозговитость.  Правда, во всей этой куче отрицательных черт, больше всего она не могла принять в себе именно упрямство. Ведь оно есть слабость, имеющая вид силы; она происходит от нарушения равновесия в союзе воли с разумом. Воля, в разрыве с разумом, или не пользуется силой, или употребляет её во зло; и то и другое слабость. Упрямый держится своего убеждения, но, так сказать, механически; он не терпит противоречия, ибо слишком ленив, или пристрастен, чтобы проверять свои мысли; ему легче сохранять их такими, какими они раз вошли в его голову, нежели пересматривать их, имея в виду одну истину, и заменять прежние, ложные, новыми, истинными. Наверное, именно из-за подобного качества она и потеряла работу, семью и родину.

0

22

- Но...- хотел было возразить разведчик, но оборвал себя на полуслове. Он предпочел отмести от Джейн подозрения по поводу нелогичности, ибо хотел считать, что она от этого далека. Но все же, если она ответила на поцелуй только потому, что считала его взаимным, что же произошло после? В его голове совершенно не хотели укладываться два этих странных, не сочетающихся фактора. А, учитывая, что время от времени в его сознании наступало очередной затмение, вызванного терпким винным напитком, сосредоточиться задачей было далеко не самой простой.
- Что за глупости! – он возразил даже более эмоционально, чем того требовало ситуация. И даже более эмоционально, чем было присуще его сути. Вообще говоря, если бы его дух сейчас мог выбраться из тела, он бы наверняка впечатлялся подобным раскладом дел. Илья был в растерянности, потеряв всякую нить к сути происходящего. Ему казалось, что последние пару часов он провел с другой женщиной, совсем не с Джейн, а сейчас вломился в ее квартиру и застал разговор, начала которого ему неизвестно. Да, возможно, он никогда не славился бунтарством и своеволием, но было ли это применимо к сегодняшнему дню, учитывая насколько сильно он наступил на горло собственным взглядам и уставу. Норд ведь не была стеной, которую можно было разрушить, не была врагом, которого можно сокрушить. Как бы возвышенно это не звучало, но претендуя на ее тело, он мог разрушить ее душу. А это было прямым путем к краху его же выверенной жизни. Кому будет нужен шпион, который не способен соблюдать четкую дистанцию со своим напарником. Напарником, который не может иметь полового признака, как не имеет полового признака совершенное оружие. Осознавал ли Илья насколько эгоистично он судил свое влечение к англичанке? Как мало в этом действе отводилось ей, и как много ему? Едва ли даже малая доля проносилась у него в мозгу. На какое-то мгновение им завладела обыкновенная страсть, которой он так долго сторонился, и как-то это случилось все, что его заботило, стало бесконечно второстепенным. Но сейчас ему пришлось столкнуться с последствиями своих инстинктов, как бывает с всяким, кто поступает по велению порыва.
- Я не понимаю, Джейн. Ты создаешь препятствия, а потом обвиняешь меня в том, что я замкнут на своей карьере и действую, только исходя из того, что лучше для меня ?! Это что игра такая? – он слишком устал, чтобы злиться или спорить, поэтому он просто искренне удивлялся, как удачно девушка все завернула, - Может,  это ты чего-то боишься? Вряд ли ты дорожишь своей карьерой в автомастерской, правда? Может, у тебя просто кто-то есть? – он наблюдал за ее реакцией, за каждым ее движением, взглядом, которые могли выдать истинный ответ на вопрос. Она ведь могла соврать или недоговорить, но разведчик хотел знать правду.
- Так скажи мне, и мы закончим на этом глупый и бесполезный разговор, - ели бы Илья верил в каких-нибудь богов, он бы наверняка молился им о том, чтобы девушка разуверила его в его предположениях. Он не столько верил в то, что ее сердце уже занято каким-нибудь миловидным американцом, сколько хотел в это верить. Это было бы отличными объяснением того, почему она фактически оттолкнула. Тому, почему она пытается еще больше оттолкнуть его словами, которые как ему казались, больше подходили для нее, чем для него. Так писатели используют специальные обороты, чтобы заложить тайный смысл, который читателю стоит разгадать. И Мельников, вроде бы, его разгадал. Но «вроде» здесь было ключевым словом.
Как бы он не было уверен в себе, больше он был уверен в Джейн, вернее в ее порядочности. Неужто она бы стала целоваться со своим напарником, в то время, как где-то о ней думает другой мужчина. Две разные теории конфликтовали в голове разведчики, и не одна из них по сути не находила аргументированного объяснения. Но сегодня он предпочитал действовать, используя эмоции, а не факты и рассуждения. К чему это было, когда на часах уже давно перевалило за полночь, а мебель в квартире то и дело размывало, будто он попеременно одевал очки для плохо видящих.

Отредактировано John Sanders (2016-09-05 11:15:33)

+1

23

В первую секунду поцелуя, на границе сна и яви, Джейн не могла понять, кто она. Это было восхитительное, необыкновенное чувство – чувство безграничной свободы. Словно она сама могла решить, кем быть. Словно она могла стать кем угодно: мужчиной или женщиной, крысой или птицей, чудовищем или богом. Впервые за очень долгое время ей не хотелось ничего менять: ни отношения с Мельниковым, ни собственное прошлое, ни даже данный момент. Как только Илья начал ей противостоять всей своей мощью, Норд отчетливо поняла ту границу, которую готова была перейти. Джейн почти ничем не отличалась от русского, желая действовать только по уставу, но строптивость её характера и упрямство спокойно перечеркивали все хорошее в ней, как в разведчике. Не будь они оба в кабале разведки, все могло сложиться иначе. По факту ведь, каждый должен знать свое место. Это не снобизм. Это единственный способ поддерживать порядок. Субординация. Пунктуальность. Планирование. Профессионализм. Вот четыре кита на которых держится служба, особенно в разведке. Истинных профессионалов ничтожно мало, но к ним относился стоящий перед ней русский. Ей оставалось только понять, каково же его решение на самом деле или же он просто поддался воле инстинктов.
Жизнь нельзя запихнуть даже в толстый учебник. Ведь на каждый вопрос не напишешь ответа; Да еще эта грань между Просто и Сложно, почему-то практически неуловима. Из всего, что действительно хочется, хоть и возможно, но обычно сбывается лишь половина. Глядя в серые глаза Ильи, мисс Нордстром явственно приняла для себя решение, что второй раз не пожалеет о близости с мужчиной, просто потому, что это будет действительно только её выбор и ничей больше.
Мельников был как никогда яростный, отчего становился еще более привлекательней. Под действием алкоголя открывались новые тайны его души. Он забыл о собственной сдержанности, забыл о том, что должен держать себя в узде, и не хотел помнить о том, что у разведчиков нет половых признаков. То, как он глядел на нее, заставляло сердце Джейн биться чаще, желать его поцелуев еще сильнее, затуманивая разум уже окончательно. Такого эмоционального порыва девушке сдержать было сложно:
- После ухода из разведки, я уже ничего не боюсь потерять, я страшусь лишь того, что могу разрушить твою жизнь. - Прошептала она, пряча глаза в пол. Совершенно не зная, как ей поступить теперь, Норд решила найти утешение в теплоте его тела и спокойно, словно так и нужно, взяла мужчину за руку. - Кто-то есть? Если бы это было действительно так, вряд ли бы я позволила тебе прикасаться к себе, а тем более целовать.
Последнее слово далось особенно тяжело, отдаваясь истомой внизу живота и мимолетным импульсом в мозгу, который заставил девушку покраснеть. Джейн была из той самой прослойки чопорных англичанок, которых воспитывали в ежовых рукавицах. Дозволено было лишь изредка поговорить с мужчиной, не более того. Однако Нордстром отчетливо помнила себя в той части взросления, когда на нее стали впервые обращать внимание молодые люди. Из скованной и боязненной девчонки, она превратилась в язвительную и знающую себе цену особу, способную заткнуть любого мужчину за пояс, который позариться на нее именно как на особь, а не на личность. Потом её характер закалила война и ничего от женщины в ней почти не осталось. Находясь же рядом с Мельниковым, который излучает ту силу и тот характер, который способен удержать её в узде, Джейн в глубине души начала узнавать ту себя, что была нерешительной, скромной и неброской. Наверное, именно поэтому сейчас она не могла понять, что именно привлекло разведчика в ней.
- Черт бы тебя побрал, - вспоминая матушку, которая учила свою наследницу абсолютной покорности и безынициативности, услужливости и женственности. Впрочем, это было последнее, что мог услышать Мельников перед тем, как Норд решилась поцеловать его уже сама. Это был полный нерешительности, отчаянный и полный сомнений поцелуй девушки, которая впервые позволила себе подобную вольность. Разведчица стояла на самых носочках, самостоятельно тянувшись к ошарашенной скале перед собой. Тонкие пальца скользнули вперед, обхватывая лицо мужчины, заставляя тем самым его слегка пригнуться.
Поцелуй в щеку и в губы разные вещи.... Поцелуй в губы это словно договор... Договор разрешающий кому-то стать ближе к тебе настолько насколько это возможно, обещающий дать все что у тебя есть, позволяющие подобные отношения.

+1


Вы здесь » JAZZ NOTES: beautiful life » Тухнет в руках сигарета » Ревность, как и болезнь, обостряется к вечеру


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC